JustForex
К вершинам Forex своими силами Знакомимся с рынком Forex Путь трейдера Forex для ленивых Лучшие дилинговые центры
Оберлехнер Т. Психология рынка Forex

В последнее время было издано множество книг, посвященных работе на финансовых рынках, в том числе, и на валютном. Вместе с тем, практически не было современной литературы, содержащей описание психологических процессов, неизменно, на протяжении десятилетий, влияющих на рынок. Данная книга восполняет этот пробел и служит прекрасным описанием психологической основы рынка. Особая ценность книги заключается в том, что большинство примеров в ней выбраны из реальной истории рынка Forex.

Какой ДЦ лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!
AMarkets

Рыночные метафоры в действии

Более ста лет назад Зигмунд Фрейд (Sigmund Freud) опубликовал свою ключевую книгу «Толкование снов». По Фрейду сны – это «самый легкий путь» к толкованию подсознательного, который позволяет аналитикам исследовать мысли своих пациентов, их желания и действия. То, что сны значили для анализа его пациентов, то же самое метафоры значат для лучшего понимания участников валютного рынка сегодня. Таким образом, этот раздел укладывает двух трейдеров на вошедшую в поговорку кушетку, и глубоко исследует метафорические понятия в их интервью. Анализ показывает, что различные рыночные метафоры поддерживают и дополняют друг друга. Более того, сравнение трейдеров (один из них заключает сделки для центрального банка, а другой для коммерческого банка) предполагает, что различные роли на рынке и цели торговли связаны с различными метафорическими представлениями, как в базовом выборе, так и в специфических построениях метафор валютного рынка.

Трейдер центрального банка продемонстрировал преимущественно статистическое и математическое понимание рынка. Например, ссылаясь на валютные курсы, он отметил, что «эти колебания можно рассчитать на основе вероятностей. А это чисто математический процесс». Это логическое и научное понимание рынка всплывает в различных частях интервью, например, при описании хорошего трейдера как того, кто «не имеет эмоций... Интуиция – это на самом деле ничто иное, как опыт, а опыт – это рациональная вещь».

Как показывает опыт трейдера центрального банка, вторичные метафоры могут использоваться, чтобы поддержать другие метафоры (например, усугубляя или усиливая определенные аспекты первичной метафоры). Например, трейдер воспользовался метафорой «живое существо», когда обсуждался выбор источников информации: «Ты находишься в сходной ситуации, как врач, когда перед ним стоит пациент, который говорит, что у него боли, а ты врач и должен сказать ему, какая у него болезнь». Здесь метафора «рынок как живое существо» в форме пациента дает трейдеру идентификацию терапевта, позволяющую ему быстро диагностировать информацию и реагировать соответствующим образом. Метафорическая совместная стимуляция этих двух областей биржевой торговли и медицины вызывает в памяти образ, где трейдер-терапевт действует как доброжелательный авторитет и знающий эксперт. Однако, хотя была использована метафора «живое существо», аналитический подход трейдера к рынку остался доминирующим. Поддерживающая метафора «терапевт» была использована здесь, чтобы подчеркнуть важность и цену личных действий на рынке, от которых зависит здоровое функционирование рынка.

В других интервью, в обсуждении торгового опыта, трейдер центрального рынка снова использует образ терапевта, на этот раз, чтобы подчеркнуть роль личного опыта в биржевой торговле. «Давайте предположим, что вы идете к хирургу... Если бы у вас была злокачественная опухоль в кишечнике, возможно, вы бы попытались отклонить предложение, что вам попробует сделать операцию молодой врач, который будет оперировать в первый раз... Таким образом, это также вопрос опыта. А с опытом, с течением времени, трейдер валютного рынка станет более профессиональным или более успешным в использовании инструментов, которые имеются в его распоряжении». Очевидно, что задача терапевта в метафоре не состоит в том, чтобы установить личные взаимоотношения с больным пациентом, но квалифицированно выполнить «операцию», умело воспользовавшись имеющимися у него «инструментами». Таким образом, метафора «живое существо» здесь направлена не на рынок как на человека или пациента, который наделен чувствами и личной волей, но на тело, функционирующее согласно установленным правилам и на роль личного опыта в хирургическом лечении телесной дисфункции.


Для беспроблемного трейдинга рекомендую брокера Exness – здесь разрешен скальпинг, любые советники и стратегии; также можно иметь дело с Альпари; для инвесторов – однозначно Альпари с его множеством инвестиционных возможностей. – примеч. главного админа (актуально на 26.07.2017 г.).


Эти примеры демонстрируют, как участники пользуются метафорами не только для иллюстрации важных аспектов валютного рынка, но также для определения своих собственных торговых действий и для концептуализации своей вовлеченности в рынок. Метафоры трейдера центрального банка рисуют рынок как по большей части поддающийся исчислению и свою собственную позицию, как позицию человека, контролирующего процесс. Этот аспект личного контроля и ответственности также был отражен в его наблюдении, что: «власти должны постоянно следить за тем, какие отчеты по меньшим рынкам публикуются и, если они чувствуют, что картина является неполной, осуществлять необходимые дополнения». Очевидно, что так же как человек, действующий от имени центрального банка, этот трейдер говорил о себе, когда определял роль властей. Субъект личного контроля и образ оператора метафорической «машины» рынка всплыли в описании обращения с финансовыми средствами распространения информации этого трейдера. Здесь он привлек внимание к ответственности центрального банка «делать все возможное для удовлетворения средств массовой информации... так чтобы работала вся система».

По контрасту с трейдером центрального банка, трейдер коммерческого банка представляет, что рынок ведет себя как живое существо – животное, от которого можно ожидать, что оно продемонстрирует простые рефлексы «стимул-реакция». «Если рынок отреагировал, люди предполагают, что рынок снова отреагирует; это почти павловский тип реакции». Однако, на эти простые связи между рыночными реакциями и причинами, которые их запускают, нельзя полагаться в течение продолжительного времени, поскольку когда «свисток звучит два раза, а еда не появляется, люди забывают о свистке». Таким образом, понимание обучения и опыта на валютном рынке трейдером коммерческого банка отличалось от представления об опытном терапевте, описанном трейдером центрального банка выше. В то время как он признает, что знание о связях между причинами и результатами на рынке может иметь место, он рассматривал эти связи как нестабильные и переменчивые.

Для трейдера коммерческого рынка действия на рынке включали в себя постоянный ежесекундный поиск ориентиров: «Почти как в темной комнате, пытаясь нащупать что-то вокруг и проложить себе путь. Когда ты до чего-то дотрагиваешься, и кажется, что это что-то не то, тогда ты немного поворачиваешь, и знаешь, что это такое». Действия в этой темной комнате требуют использования как метода проб и ошибок, так и интуиции: «Ты слушаешь, что говорят тебе люди; ты слушаешь движения цен; ты смотришь на появляющиеся новости; ты слушаешь, что хочет сказать тебе друг о том, куда, по его мнению, движется рынок. И внезапно, в этой обстановке что-то происходит, и ты просто говоришь «верно». Индивидуальная рациональность в этой концепции рынка определяется чисто по результатам действий (например, выиграл человек или потерял деньги). «Каждый раз, когда я покупаю позицию, я знаю, что существует вероятность, что я ошибаюсь и что я потеряю деньги, и что существует вероятность, что я единственный иррациональный человек, а все остальные рациональны». Это описание трейдера коммерческого банка контрастирует с концепцией терапевта в метафорах трейдера центрального банка, который самое большее включает возможность остаточного риска или случайной медицинской ошибки; это связано даже с более вездесущим риском с постоянной неопределенностью. На рынке, понимаемом подобным образом, поведение зачастую может интерпретироваться по его последствиям. «Нет правильного, или неправильного, если ты покупаешь позицию и теряешь деньги... только время покажет, было ли это правильно или неправильно». Соответственно, трейдер коммерческого банка использовал метафору «азартная игра», объясняя свою самую успешную сделку: «Иногда твое лучшее решение, возможно, является самым крупным везением. Поскольку на этих рынках присутствует элемент везения, бывает, что тебе везет, а бывает, что нет».

Более того, трейдер коммерческого банка использовал метафору «война», чтобы описать опасность и непредсказуемость рынка. «Бывают периоды, когда ты можешь получить это прямо под нос... То, чего ты не ждешь, может произойти, и произойдет». По мнению трейдера коммерческого банка метафора «война» выражает не только опасность биржевой торговли, но также необходимость немедленно изменить проигрышную стратегию, когда следующий шаг может принести с собой верную гибель. «Повсюду фугасы, а ты просто не знаешь об этом. И ты должен быть достаточно быстрым, чтобы суметь признать поражение по какой-то позиции».

В то время как рыночные метафоры трейдера центрального банка подчеркивали роль опыта и ответственности, метафоры трейдера коммерческого банка не выражали личной ответственности за эффективную работу рынка. Индивидуальные принятия решений и действия здесь воспринимались без политических подтекстов, как простые реакции на воспринимаемое, ограниченные по своим последствиям тем, что человек либо оказывается прав и выигрывает деньги, либо ошибается и проигрывает деньги, и ограниченные по своим устремлениям к правоте. «Я просто хочу уметь видеть будущее; а именно – находиться на «правильной» стороне рынка». Изображение рынка как «такого огромного и такого глубокого», на который нельзя целенаправленно оказать влияние с помощью «всех этих ребят в операционном зале», оправдывает отсутствие личной ответственности за коллективный рынок. Следовательно, взаимодействие с рынком происходит фактически отдельно от реального мира и вне последствий, что стало очевидным в описании слухов трейдером коммерческого банка. «То, что американцы сбили китайский самолет... способствовало росту курса доллара к марке на пенни, и конечно, когда поступило опровержение, валютный курс немного снизился (...) Приходит кто-то и говорит, что Клинтона (Clinton) застрелили, [идет] война, где-то взорвалась ядерная бомба, что-то в этом роде». Недооценка связи между рынком и реальным миром становится особенно очевидной в контрасте ужасов войны, убийств и ядерной катастрофы с тем, что курс доллара к марке «несколько снизился».

Резюмируя, скажем, что оба интервью демонстрируют динамичное взаимодействие рыночных метафор, которые выражают и управляют тем, как трейдеры понимают рынок, как они взаимодействуют с рынком и как они определяют свою собственную роль. Те же самые рыночные метафоры (например, рынок как «война») можно развивать по-разному (например, когда трейдеры закрепляют за собой различные места и роли на поле брани рынка как войны). Таким образом, значение и подтексты основных рыночных метафор не следует обобщать упрощенно, поскольку каждая метафора дает возможность особых построений с уникальными психологическими подтекстами.

Содержание Далее
К вершинам Forex своими силами Яндекс.Метрика