JustForex
К вершинам Forex своими силами Знакомимся с рынком Forex Путь трейдера Forex для ленивых Лучшие дилинговые центры
Оберлехнер Т. Психология рынка Forex

В последнее время было издано множество книг, посвященных работе на финансовых рынках, в том числе, и на валютном. Вместе с тем, практически не было современной литературы, содержащей описание психологических процессов, неизменно, на протяжении десятилетий, влияющих на рынок. Данная книга восполняет этот пробел и служит прекрасным описанием психологической основы рынка. Особая ценность книги заключается в том, что большинство примеров в ней выбраны из реальной истории рынка Forex.

Какой ДЦ лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

Рыночные слухи

На рынке правят слухи.

Трейдер валютного рынка

«Ложь обойдет полмира, пока у правды появится шанс натянуть штаны», – однажды заметил Уинстон Черчилль (Winston Churchill). Сходным образом сегодня прямое изречение трейдера-современника вторит этому утверждению: «Кажется, слухи распространяются быстрее настоящих новостей. Внезапно все их знают».

«Почему «Скорая помощь» стоит у Белого Дома, если с президентом все в порядке? Это может быть кто-то еще, но я бы сказал, что первая мысль, которая приходит в голову, – что-то случилось с президентом». Так один трейдер валютного рынка иллюстрирует вероятное рождение слуха. Этот пример передает суть слуха, они являются голословными утверждениями, которые передаются от человека к человеку вместе с сомнением, а не с доказательствами. Слухи очень похожи на новости, поскольку, подобно новостям, они дают объяснение значимым событиям, и воспринимаются слушателями как позитивные или негативные. Как доказывает данный раздел, слухи – это жизненно важный вид информации в области валютных рынков. На самом деле, один трейдер даже зашел настолько далеко, что описал тонкую разделительную линию между рыночными новостями и слухами, заметив, что все сообщаемые события «прежде всего являются слухами».

Слухи играют значительную роль в газетном освещении валютного рынка. На самом деле, сравнивая ежедневные репортажи в прессе о валютной интервенции центрального банка США с реальными данными о валютной интервенции, исследование обнаружило, что валютной интервенции, о которой сообщает «Wall Street Journal», возможно, никогда не было, и неважно, как это преподносили – как новости, или как слухи. Соответственно, трейдер центрального банка заметил во время интервью: «У меня есть стопроцентный доступ к объему интервенции и прочим данным, и я знаю, что пишет пресса. Так что я знаю об огромных различиях между тем, что они предполагают, и тем, каковы реальные цифры».

То, что слухи играют ключевую роль в динамике заключения сделок, подтверждается выраженным множеством наблюдений, высказанных во время интервью. По словам одного трейдера, «слухи иногда более действенны, чем факты!» Слухи могут быть мощными источниками колебаний валюты, особенно в краткосрочных периодах. Например, один трейдер говорит о спот-трейдерах, что «для них слух очень важен, потому что он заставляет рынок сдвинуться примерно на 20 базисных пунктов». Однако, как замечает другой трейдер, слухи обладают более выраженным воздействием на валютные курсы. Как демонстрирует оценка одного трейдера внезапного падения курса южно-африканского ранда в 1996 году: «Он не двигался в течение двух лет, а затем внезапно однажды утром произошла 12%-ная девальвация. И весь этот процесс был запущен слухами о том, что президент Южно-Африканской Республики Мандела (Mandela) умер». Соответственно, как сухо отмечает другой трейдер: «Если на рынке крупный слух, тогда никому и дела нет до экономических основ».

Более того, слухи смогли гибко адаптироваться к меняющимся рыночным условиям, как в плане содержания, так и в плане того, как они распространяются. К примеру, содержание слуха адаптировалось ко времени. Поскольку на современном валютном рынке денежные потоки, инициированные крупными корпоративными и финансовыми клиентами, являются важными детерминантами изменений валютных курсов в краткосрочном периоде, слухи об этих операциях расцветают вместе с более традиционным содержанием рыночных слухов. Сегодня «не существует слухов о политических ожиданиях или об экономических ожиданиях, существуют только слухи о крупных сделках», – объясняет один трейдер. Более того, распространение слухов адаптировалось к современным рыночным технологиям. Как показывают странички со слухами или «идеями» и колонки телеграфных агентств, электронные мониторы присоединились, а зачастую и заменили традиционное распространение слухов по телефону «из уст в уста». «Слухи распространялись по телефону десять лет назад, а теперь это делает «Reuters». Мои ребята сидят и пишут бесчисленные страницы о том, что происходит. Они делают это, печатая, а не разговаривая», – отмечает один ведущий трейдер.


Для беспроблемного трейдинга рекомендую брокера Exness – здесь разрешен скальпинг, любые советники и стратегии; также можно иметь дело с Альпари; для инвесторов – однозначно Альпари с его множеством инвестиционных возможностей. – примеч. главного админа (актуально на 18.09.2017 г.).


Финансовые рынки обычно дают плодородную почву для слухов. Здесь оптимально имеются все условия для слухов: слухи обычно усиливаются со степенью неопределенности, имеющейся в наличии в контексте, и обычно зависят от важности темы. Например, ситуация вокруг слуха о смерти президента Манделы была крайне неопределенной. По словам одного трейдера: «Каждые полчаса приписываемое ему состояние менялось». На что другой трейдер восклицает: «Последнее, что мы увидели, это то, что он едет в больницу!» Эта тема была чрезвычайно важна для многих участников рынка: «Они покупали южно-африканский ранд, все сидели на южно-африканском ранде, так что любые новости, которые ударили бы по южно-африканскому ранду означали, что люди будут беспокоиться по поводу своей позиции». И что более важно, принимающие решения люди на валютном рынке существуют в обстановке личной неопределенности и сомнений, которая постоянно их окружает. Слухи процветают в этой неопределенной обстановке, поскольку они временно смягчают или, по крайней мере, придают некоторое ощущение сфокусированности неприятным чувствам сомнения и неопределенности. «Что мне нравится в слухах», -задумчиво говорит один трейдер, – «так это то, что когда ты слышишь слух, он заставляет тебя быстро о нем думать. Как его оценить? Хорошо это или плохо? Правда это или нет?»

Для людей, принимающих решения в таких неопределенных средах, как валютный рынок, слухи несут важную функцию генерации значения. По серьезным словам одного трейдера: «За слухом обычно стоит уйма фантазий: что все это значит? И даже самая современная информационная среда, где новейшие технологии опосредуют взаимодействие участников, оставляет неизменными функции слухов. Распространение слухов является взаимодействием, решающим проблемы, а, следовательно, потребность в слухах подпитывается неопределенностью и беспокойством участников рынка. Как отмечают трейдеры валютного рынка, подобные периоды похожи на «сумеречные зоны» между закрытием одного региона биржевой торговли и открытием следующего, а определенные рыночные условия, такие как чрезвычайно неустойчивый или чрезвычайно узкий рынок, создают особенно благоприятные условия для рыночных слухов. Неудивительно, что они также являются рыночными обстоятельствами, при которых трейдеры испытывают особенно высокую степень неопределенности.

Слухи на валютном рынке имеют тенденцию возникать и распространяться стадиями. Во время зарождения слуха участники рынка становятся чувствительны к слухам из-за сочетания неопределенности и беспокойства. Один трейдер ясно объясняет: «Если кто-то на рынке распространяет слух о том, что, например, «Bundesbank» готовит валютную интервенцию на доллар, – тогда, конечно, рынок начинает нервничать. Все находятся в состоянии неопределенности, и все будут пытаться заполучить информацию, верную или неверную». Например, длительные периоды спокойствия на рынке дают повод для подобной повышенной чувствительности к слухам. «Если рынок весь день очень активен и появляется другой слух, то эффект от этого не будет таким серьезным как в ситуации, когда день спокойный и вдруг появляется слух», – отмечает другой трейдер. На следующей за этим стадии оценки участники оценивают достоверность полученной информации; они более склонны распространять слухи, которые они считают правдивыми, нежели те слухи, которые, на их взгляд, ложны. По словам одного трейдера: «Если кто-то, кто, как я знаю, имеет хороший контакт с «Bundesbank», говорит мне, что они хотят снизить ставку продажи и обратной покупки, а я знаю, что этот человек последователен, у него хорошие контакты, и его информация всегда была хорошей, я, возможно, скажу еще десяти клиентам, что у меня есть информация, что это может произойти». Это утверждение также демонстрирует, что для того, чтобы оценить правдивость новости, трейдеры используют имеющиеся в наличии знания и существующие личные предположения. Если информация соответствует имеющимся в наличии условиям и подтверждает взгляды, которых человек придерживался до этого, то, скорее всего, информация будет оценена как правдивая. Наличие и выпуклость этих условий, и соответствие предшествующим ожиданиям сокращает количество попыток, предпринимаемых для проверки слуха: другими словами, тем более вероятно, что слух распространится. Как утверждает один трейдер: «Если это соответствует твоему мнению, тогда ты можешь согласиться с этим».

Циркулярная природа обработки новостей на валютном рынке, феномен, обсуждавшийся ранее в разделе «От источников новостей до информационных петель», усиливает значимость рыночных слухов на стадии распространения. Уже само постоянное прослушивание одной и той же истории заставляет ее казаться более правдивой, повторения, которые являются результатом круговых информационных петель, делают субъективную уверенность в слухах еще более правдоподобной. «Чем больше людей ты знаешь, чем больше количество источников, от которых ты слышишь слух, тем более влиятельным он, вероятно, становится», – отмечает один трейдер. Более того, циркуляция слухов приводит не только к повторениям, зачастую она также приводит к усовершенствованиям, которые заставляют слухи казаться еще более правдоподобными. «Ты слышишь, что у твоего дяди грипп, и ты говоришь матери, что у дяди грипп и лихорадка. Твоя мать говорит отцу, что у дяди грипп, лихорадка, и он лежит в постели... Я бы сказал, что на финансовых рынках дела обстоят также», – объясняет другой трейдер.

Таким образом слухи играют важную роль, обращаясь к тому аспекту времени, который не смогли завоевать технологии: к будущему. «Я всегда могу прочитать, где был захвачен самолет, но газета никогда не расскажет мне, есть ли шанс, что самолет, на который я собираюсь сесть сегодня вечером, может быть захвачен. Система «Reuters» не рассказывает тебе о будущем, но она рассказывает мне о настоящем», – объясняет один трейдер валютного рынка различные параметры времени, к которым обращены телеграфные службы распространения финансовой информации и традиционные печатные средства массовой информации. Последние технологические достижения способствовали существенному росту скорости рыночной информации и сделали крупные части этой информации повсеместно доступной. «Раньше только определенное меньшинство имело быстрый доступ к подобной информации, теперь она доступна всем. Теперь это гораздо более ровное игровое поле», – отмечает один трейдер. «Теперь в Узбекистане получают новости в ту же секунду, что и мы», – добавляет трейдер в Цюрихе. Однако, немедленно проливая свет на настоящее рынка, службы новостей, работающие в режиме реального времени, тут же превращают настоящее рынка в бесполезное прошлое. «Информация на экране – это история», – комментирует один трейдер. Следовательно, в своем поиске конкурентных преимуществ, участники рынка сместили фокус своего внимания с прошлого и настоящего по направлению к возможному будущему рынка. Будет ли вечерний самолет в сценарии, обрисованном трейдером в начале этого параграфа, захвачен? Располагаясь в узкой полосе между рыночной реальностью и вероятностью, слухи не только указывают, как может выглядеть будущее, они также обещают удовлетворить психологическую потребность участников в ориентировке.

«Распространяя слух, вы определенно можете влиять на рынок, если вы достаточно сильны», – отмечает трейдер. Слухи предполагают, что коллективная обработка информации валютного рынка в меньшей степени рассказывает об экономических реалиях, чем о том, как субъективно воспринимается реальность и о том, как реальность активно формируется участниками рынка. Как мудро говорит один трейдер: «Когда у банков есть позиция «вне игры», им это обидно и они на самом деле не хотят ее закрывать и они думают: «Что ж, если мы можем манипулировать рынками»... Так что тогда они могут распространить слух!» Так динамика слухов является еще одним подтверждением психологической и социальной природы того, как обрабатывается информация на валютном рынке.

Современная психология и повсеместная доступность новостей в режиме реального времени мало сделали для того, чтобы сократить ощущение неопределенности среди людей, принимающих решения на валютном рынке. Напротив, огромные количества сложной информации, которые передаются участникам рынка новыми информационными технологиями, часто способствуют росту их неуверенности и приводят к перегруженности информацией. По словам одного трейдера: «Чем больше новостей ты получаешь, тем более ты неуверен в том, что делать». Одновременно избыточная информация, предоставляемая новыми торговыми и информационными технологиями, оставляет мало времени для вдумчивого принятия решений. «Опасно слишком о многом рассказывать людям. Наиболее важным компонентом, на мой взгляд, является способность чувствовать рынок, а этого нельзя достичь просто сидя и смотря по телевизору «Reuters» и читая анализы!» -восклицает ведущий трейдер. Таким образом, в то время как новые информационные технологии преуспевают в быстром снабжении участников рынка большим количеством информации, они обычно почти не помогают интерпретировать и трансформировать эту информацию в решения. Вместо этого информационные технологии зачастую помогают распространять слухи, что выявляется в другом типичном ответе трейдера, когда ему задают вопрос о его источниках слухов. «Обычно, «Reuters» и «Telerate», и затем у тебя есть несколько прямых линий с некоторыми другими брокерами, а они пользуются другими системами, возможно, «Bloomberg». И если появляется важный слух, я через 20 секунд получу его по телефону!» – говорит он.

Содержание Далее
К вершинам Forex своими силами Яндекс.Метрика